В четверг, 19 ноября, в украинский прокат выходит фильм Номера по пьесе Олега Сенцова. Одну из главных ролей сыграл в фильме известный украинский актер, режиссер и продюсер Виктор Андриенко.

В фильме-антиутопии Номера по пьесе Олега Сенцова, написанной им еще в 2011 году, Виктор Андриенко появляется в бессловесной, но яркой роли Ноля, существа, создавшего и управляющего миром номеров. У его роли, как и у самого фильма, есть несколько прочтений. Одни зрители могут посчитать его божеством, создателем мира, другие — тираном, запершим людей в замкнутом обществе, и заставляющим их жить по своим правилам в жестких рамках. Так или иначе, но в фильме Ноль — один из самых ярких персонажей, чья судьба развивается по законам классической антиутопии.

Особенностью фильма, международная премьера которого состоялась в феврале на Берлинале-2020, стало то, что над фильмом работало два режиссера, один из них, Ахтем Сеитаблаев, присутствовал на съемочной площадке в Киеве, а второй — автор пьесы Олег Сенцов находился в колонии особого режима в России. Режиссеры работали над фильмом с помощью писем, которых набралось более сотни. Еще одна особенность фильма — весь он снят в одном съемочном павильоне, а все декорации и детали воссозданы согласно эскизам и видению Сенцова.

Незадолго до премьеры антиутопии Номера на больших экранах, которая запланирована на 19 ноября, известный украинский актер, режиссер и продюсер Виктор Андриенко рассказал НВ о своей роли в фильме, работе на съемочной площадке в тех необычных условиях, в которых картина создавалась, а также о своем знакомстве с Олегом Сенцовым.

5fb457d988b00 -
Команда фильма Номера на премьере фильма в Берлинале / Фото: @Виктор Андриенко

— Вам досталась одна из самых ярких ролей. Кто же все-таки этот Ноль — бог или кровавый диктатор?

— Мой герой искренне создал мир для номеров, которых он тоже создал. Обратите внимание, он их не использует, не получает никакой выгоды. Он наблюдает за ними, как отец за детьми, переживает, он дал им правила, в которых они должны существовать. Он может только подправлять их с помощью молний, снега или дождя, припугнуть, наказать. Но они вольны поступать, как хотят. И они поступили.

Он создатель, от которого, согласно закону жанра, отказались его создания. В фильме этот момент показан очень пронзительно.

И дальше, опять же по закону жанра, у этого мира есть два пути развития — созидать или уничтожать. Они выбрали второй путь, так как у мира номеров еще очень низкий уровень сознания. Но рано или поздно мир созреет, поэтому диктатура просто не может существовать бесконечно. В этом нас не раз убеждала история. И думаю, что это главная мысль, которую хотел донести Сенцов.

5fb457db3fd5f -
Кадр из фильма Номера / Фото: @пресс-служба

— Как вы думаете мир номеров пошел по этому пути?

— Да это ж классика! История повторяется. Люди не хотят учить историю. И не слушают умных людей, в случае с фильмом — моего героя. Как в том анекдоте: «Йде Миколка лісом, дивиться, Іван заліз на осику і рубить гілку, на якій сидить. «Дурень, не рубай гілку. Впадеш з тієї осики. А у тебе ж діти малі, жінка вдома, що ти будеш робити, коли руки поламаєш». Той послухав і рубає собі далі. Повертається Миколка, лежить Іван весь у калюжі крові, поломаний. «Дурбалай, я ж тобі казав, не рубай сук, на якому сидиш». Іван мовчки подивився на нього і подумав: «Колдун!»

5fb457dc32db4 -
Кадр из фильма Номера / Фото: @пресс-служба

— Как шла работа над ролью?

— Когда подбирали актеров для фильма, Олег Сенцов сразу же сказал, чтобы роль Ноля отдали мне. «Эту роль отдай Андриенко. И доверься ему, он сам все сделает», — написал он Ахтему Сеитаблаеву. Ахтема это очень удивило, но мы были знакомы с Сенцовым еще до Майдана.

Мы познакомились в 2010 году на одном из фестивалей, куда он привез свои первые наработки, и очень хотел услышать мнение о них специалистов. Тогда я со своей коллегой, Людой Чичканевой, устроили на фестивале параллельный показ, на котором показали его фильм, какой-то грузинский фильм и еще, не помню, уже даже какой, пригласили критиков и журналистов. С тех пор мы общались довольно часто: он просил у меня совета, спрашивал мнение, и даже хотел предложить роль, но я отказался, так как посчитал, что не подходил для той роли по возрасту. Но мне приятно, что он вспомнил обо мне, когда речь зашла о съемках Номеров.

— У вас у самого огромный актерский и режиссерский опыт. Насколько вы были вольны импровизировать в кадре?

— Внешность и костюм, которые вы увидите в фильме, до мелочей продумал сам Олег. И просил от Ахтема практически полного соответствия: все эти халат, майка, красные трусы, диван, подвесная конструкция… А, вот как существовать в рамках этой картинки Олег дал пожелания, а дальше — это уже была работа Ахтема как режиссера и моя как актера.

Например, я предложил, чтобы при первом моем появлении я сидел на перилах в позе монстров, которые украшают Собор Парижской богоматери и как бы смотрят на мир, который живет под ними. Я очень благодарен Ахтему за то, что он услышал меня и пошел на это.

Правда, я, однажды, чуть было не сорвался сверху. Этого никто не заметил, подумали, как я хорошо вошел в образ, но режиссера не обманешь. Ахтем, который понимал, что я могу, играя, войти в раж, во время съемок дал команду меня страховать с помощью альпинистской «обвязки».

5fb457dd3ecb5 -
Кадр из фильма Номера / Фото: @пресс-служба

— Все события в фильме происходят на одной и то й же съемочной площадке. Работать в таких условиях сложнее или легче?

В одних и тех же декорациях работать очень сложно. В таких условиях ты можешь «вылезти» исключительно за счет актерского мастерства. Какие-то твои огрехи и недоработки не скроют ни динамика кадра, ни спецэффекты, ни смена локаций. Здесь все должно было достигаться за счет взаимодействия актеров между собой.

В фильме подобралась очень сильная актерская команда. Они все были единым живым организмом, все были номерами: слышали друг друга, видели друг друга, смотрели друг другу в глаза. В их игре не было ни надуманности, ни наигранности. И что самое важное молодые актеры играли также хорошо, как и опытные мастера. Кроме того, прежде чем приступить к съемкам, мы довольно много времени потратили на обсуждение будущего фильма. Мы все сидели вместе, каждый высказывал свое мнение и вносил предложение. Наша задача как актеров — сделать предложение, а задача режиссера все выслушать, отобрать и принять решение.

5fb457de3fb51 -
Кадр из фильма Номера / Фото: @пресс-служба

— То есть на съемочной площадке Номеров была демократия?

— Нет. Равноправие в команде закончилось с завершением репетиций, когда мы переместились на съемочную площадку. На площадке главным должен быть только один — это режиссер. Он за все отвечает. Как мне говорил американский продюсер, с которыми мне довелось поработать, если вы режиссер фильма, то ваша фамилия, которая стоит в титрах — это ваша подпись. Плохо снял оператор, неправильно смонтировал монтажер, кто-то из актеров недотянул, световик ошибся со светом — все это ваша вина. Вы это допустили. Вы как режиссер отвечаете за все.

5fb457df39c05 -
Кадр из фильма Номера / Фото: @пресс-служба

— Вы согласились бы оказаться на месте Ахтема Сеитаблаева и стать вторым режиссером?

— Нет. Это большая ответственность. Я считаю, что Ахтем проделал большую работу. Он очень старался, но ему было очень сложно. Фильм создавался в необычных условиях, и обвинять только Ахтема в чем-то, ругать или хвалить только его одного нельзя. Это работа двух режиссеров, пусть от одного на съемочной площадке были только письма с предложениями. И если бы Олег мог сам физически присутствовать на съемочной площадке, фильм мог бы быть другим. И если бы Ахтем сам снимал фильм, он тоже был бы другим.

Повторюсь, Ахтем был в очень сложной ситуации. И хорошо, что Олегу Сенцову было позволено писать и получать письма. Как говорил сам Олег, «чтобы не сойти с ума, я сижу и мысленно пишу сценарий». И я его понимаю, ведь тех условиях постоянного прессинга, он нашел свой ключ к выживанию, и если бы не фильм, его новые сценарии, которые он сочинял там, то возможно бы, мы его больше не увидели. Тебя могут бить, давить на психику, закрыть в «каменный мешок», но в твою голову залезть не смогут. Твои мучители ничего не смогут сделать, сознание — это богатство человека. Как говорится, нечисть не имеет права на душу. На душу не имеет права никто.

Редактор: Юлия Найденко