Как креатив вокруг #metoo создает новое поколение чудовищ

17 октября, 13:30
Цей матеріал також доступний українською

Символ женщин, которые борются за справедливость, или кривое зеркало мифа, в котором жестоко переписаны роли и смыслы?

В 2008 году аргентинский скульптор Лучиано Гарбати представил статую «Медуза с головой Персея». Вопреки канону, согласно которому греческий герой Персей победил чудовищную Медузу Горгону, скульптура Гарбати рассказывает прямо противоположную историю. Сам автор объяснил свое видение следующими словами:

«Эта история чрезвычайно трагична. По моему мнению, Медузы не монстры, но после серии ужасных событий они становятся ими до того, как их окончательно убьют. Если на секунду подумать о том, как бы мы себя чувствовали, если бы нам пришлось жить вместе, чтобы любой, кто смотрит на нас, превратился в камень, мы можем понять, что это одно из самых страшных проклятий».

kak kreativ vokrug metoo sozdaet novoe pokolenie chudovishh 5f8b13ee69f38 - Как креатив вокруг #metoo создает новое поколение чудовищ
Фото: lucianogarbati

Напомню, что в мифе Медуза была единственной смертной женщиной не-чудовищем в очень непростой семье: папа — царь, мама — морское чудовище, злобная богиня пучины, братья и сестры — сплошные горгоны, монстры, сирены, ехидна и дракон. Хвалясь своей удивительной красотой, Медуза решила бросить вызов самой Афине, в храме которой служила. И тут все пошло не так. Ее сперва изнасиловал Посейдон, потом Афина, возмущенная тем, что это произошло в ее храме, забрала у Медузы прекрасную внешность и сделала ее монстром, превращающим все живое в камень. А потом пришел Персей и прекратил все это хтоническое безобразие ловким ударом меча. Довольная Афина поместила голову Медузы на эгиду, из капающей крови Горгоны появились на земле все ядовитые змеи, из нее также вышли дети Посейдона — конь Пегас и великан Хрисаор. Посейдон не понес никакой ответственности и никак не пострадал. Вероятно, даже не раскаялся.

Тонко чувствующий современный мир и сопереживающий Медузе, Гарбати выразил в своем произведении не только оригинальный взгляд творца, но также сумел предсказать тренд #metoo, продолжающий трансформацию общества.

13 октября проект «Медуза с головой Персея» получил второе дыхание, когда статуя была установлена в парке Коллект-понд на Манхэттене. Место выбрано не случайно, а по соседству с судом по семейным делам, верховным судом и уголовным судом округа Нью-Йорк, где слушалось дело обвиненного в изнасилованиях и домогательствах продюсера Харви Вайнштейна (его приговорили к 23 годам тюрьмы. Свою вину Вайнштейн не признал). Идея установки принадлежит администрации парка, которая искала символ феминизма и борьбы за права женщин.

В комментарии Нью-Йорк Таймс Гарбати сказал, что гордится тем, что статуя была выбрана символом женщин, которые борются за справедливость в преступлениях, связанных с насилием против них.

Но что за акт во имя справедливости без очередного скандала. Так, активистка-феминистка Вагатве Ванджуки, которая много писала о насилии в отношении женщин, не удержалась от критики: «#Metoo была основана чернокожей женщиной, но скульптура представляет собой европейку и создана мужиком».

Очевидно, что у любой смелой идеи найдутся горячие сторонники и противники, но я бы хотел взглянуть на нее с точки зрения смыслов.

Неискушенный в греческой мифологии человек видит просто памятник, который представляет собой женщину, отрезавшую голову мужчине. Сам по себе крайне оригинальный культурный образ для размещения возле уголовного суда.

Для человека, погрузившегося в коммуникацию самого проекта, перед нами отраженный в кривом зеркале миф, в котором жестоко переписаны роли и смыслы.

Триумф Персея — это победа героя над чудовищем. Это не история доминации мужчины над женщиной. Напротив, Медуза сильна, страшна, Персей явно слабее, и побеждает ее только благодаря инновационным девайсам типа крылатых сандалий и щита 2.0, в котором он может видеть врага, не боясь превратиться в камень.

Гарбати же не только переворачивает историю, но и искажает ее: красавица-Медуза держит в руках голову собирательного «male-chauvinist pig», реализуя акт отмщения за тысячелетнее поругание. Но это не голова насильника Посейдона, а голова Персея, которому больше никогда не спасти от морского чудовища ждущую его прикованную к скале Андромеду.

И, наконец, самое страшное, что столь подкупающая постмодернистская простота нового «символа» #metoo, не является констатацией справедливости.

История Медузы — это сюжет трансформации красавицы в чудовище через ужасающие травмы и насилие. Медуза переживает боль и страх, становясь жертвой насильника, сталкивается с вопиющей несправедливостью, когда над ней вершит суд Афина.

Страдания превращают жертву в монстра, и монстр начинает мстить. Жертва-боль-несправедливость-ожесточение-месть-насилие-месть-месть-месть — вот история формирования чудовища.

И что же предлагает женщинам новоиспеченный символ феминизма? Только новый виток древнегреческого сюжета: те же разрушительные насилие и месть, на этот раз, по иронии судьбы, попавшему под горячую руку герою. А истинный виновник Посейдон? Ему под шумок нового хайпа снова удалось улизнуть.