«Нет мест! Ну что нам сделать?». Что рассказывают медики и пациенты о ситуации в «ковидных» больницах Украины

18 ноября, 17:02
Сюжет
Цей матеріал також доступний українською
net mest nu chto nam sdelat chto rasskazyvayut mediki i paczienty o situaczii v kovidnyh bolniczah ukrainy 5fb54634a4010 - «Нет мест! Ну что нам сделать?». Что рассказывают медики и пациенты о ситуации в «ковидных» больницах Украины

Кислородных концентраторов (на фото) и точек с кислородом в больницах не хватает (Фото: Черновицкая ОГА)

18 ноября общее число украинцев, умерших из-за COVID-19, впервые превысило 10 тыс. человек. Растущая волна новых случаев отражает близкую к коллапсу ситуацию в больницах: во многих областных центрах уже не хватает ни мест, ни кислорода для пациентов.

Хроники коронавируса. Последние новости

Все об эпидемии коронавируса в мире и карантин в Украине

Отправляем ежедневно в 08:00

НВ собрал рассказы медиков, пациентов и волонтеров, обнародованные в СМИ и соцсетях за последнее время.

Харьков

В Харькове (область занимает второе после Киева место по числу инфицированных COVID-19) из-за переполненности больниц экстренно готовятся открыть для приема пациентов с коронавирусом офтальмологический корпус Харьковской областной клинической больницы. Принимать пациентов с COVID-19 здесь должны уже с 1 декабря, сейчас в больнице проводят кислородные точки к койкам, сообщает Суспільне.

За последние недели местные СМИ неоднократно писали о критической ситуации в харьковских больницах. Места с кислородом для больных COVID-19 здесь закончились еще к концу октября. «Скорые привозят „ковидных“ пациентов в тяжелом состоянии с низкой сатурацией, но больницы не могут их принять. Либо просто не приезжают. Сразу говорят, что госпитализировать некуда», — расказывал портал VGorode.Харьков.

В публикации приводилась история харьковчанки Ольги, которая рассказала о тщетных попытках госпитализировать свою маму с подтвержденным тестом на COVID-19 и низкой сатурацией. «На скорой было ралли Париж — Дакар! Мы соревновались с другой скорой: кто первый приедет [в больницу], тот займет место. Но оказалось, что нам все равно это место не подходило, потому что без кислорода, это была обычная койка. Естественно, нам отказали», — рассказывает женщина. Несколько аналогичных попыток госпитализировать ее маму — самостоятельно и по «скорой» — успехом не увенчались. Лечиться ей пришлось дома — благодаря тому, что семья сумела найти у знакомых кислородный концентратор.

Суспільне в своем цикле репортажей Хроники борьбы с COVID в Харькове приводит слова Ульяны Курилко, медсестры одной их харьковских больниц, которая рассказала, что 99% госпитализированных пациентов — «тяжелые».

7 ноября об этом же рассказывала Обозревателю заместитель главного врача Харьковской областной инфекционной больницы Валентина Маслова.

«Количество больных, тяжелых больных, просто сумасшедшее. Поэтому у нас идет постоянная ротация, — описала ситуацию Маслова. — Если кому-то стало лучше на [стационарной] кислородной точке, то его переводят на [кислородный] концентратор, а на его место кладут тяжелого пациента. Кому-то стало лучше на концентраторе — его снимают, тут же подключают туда другого пациента. Порой одним концентратором пользуются одновременно два человека, для этого есть специальные раздвоители. Но бывают случаи, когда с концентратора сняли, а вскоре человеку стало плохо, его переводят назад. И так постоянно».

«Приезжают скорые и привозят людей со своими кислородными концентраторами! Но ведь если пациент тяжелый, то концентратор уже не поможет. Ему нужно подавать кислород под высоким давлением. И только стационарно», — рассказывает, в свою очередь, харьковский волонтер Наталья Попова.

Тем временем в харьковских соцсетях публикуют фото, демонстрирующие условия в местных больницах — минимально пригодные для пациентов. Один из пациентов 22-й областной инфекционной больницы Харькова рассказал, что здесь «одна медсестра на 60 человек».

Запорожье

Сведения о недостатке медперсонала, кислорода и койкомест появились на этой неделе и из больниц Запорожской области — на этом фоне многие медики увольняются.

«„Семейники“ не успевают обслуживать даже своих задекларированных больных. Из-за такой большой нагрузки началась утечка кадров», — рассказал порталу Obozrevatel Анатолий Сидоренко, заведующий подстанцией скорой помощи в Хортицком районе Запорожья. По его словам, медики увольняются еще и потому, что перестали получать коронавирусные доплаты.

«До пандемии у них было около 20 звонков в день, а сейчас им звонят почти круглосуточно. Нервная система не выдерживает уже ни у кого. В поликлинике людей полно — какая-то катастрофа, реальный бардак. Один туалет на кучу больных. Кто — в баночку, кто куда», — заявил Сидоренко. Он также констатировал, что в больницах Запорожья «люди действительно лежат в коридорах».

Одна из пациенток инфекционного отделения больницы Бердянска рассказала тому же Obozrevatel, что все возможные помещения там переведены под размещение пациентов с COVID-19, а лечат их «в спартанских условиях».

«Все, кто в больнице, болеют ковидом по 2 недели как минимум, и за это время помыться невозможно. Спартанские условия: белье постирал, как-то подсушил и надел на себя. Стыдно признаться, но даже в туалет сходить проблема. Врачи рассказывают, что бывает за сутки поступает по 30 человек. Все, что могли перевести под ковидные палаты, перевели. Бедняги, реально уже с ног валятся», — рассказала женщина

net mest nu chto nam sdelat chto rasskazyvayut mediki i paczienty o situaczii v kovidnyh bolniczah ukrainy 5fb5463541b9a - «Нет мест! Ну что нам сделать?». Что рассказывают медики и пациенты о ситуации в «ковидных» больницах Украины
Условия в одной из больниц Бердянска / Фото: Обозреватель

В мэрии Запорожья агентству Укринформ заявили, что ситуация в городе хоть и напряженная, но контролируемая.

«Да, действительно, если в начале октября было 200−300 случаев в неделю, то сейчас [16 ноября] в день у нас больше 400. Это все приводит к большому напряжению в медицинских учреждениях», — признал заместитель городского председателя Запорожья Анатолий Пустоваров. По его словам, до пандемии в Запорожье не было ни одного инфекционного отделения и ни одной инфекционной больницы.

«Так исторически сложилось. Поэтому мы в пожарном режиме сделали больницу № 2 ковидным госпиталем. Там 120 коек. Больница № 6 — на ее базе имеем 200 коек, больница № 7 — 130 коек и больница № 9 — 160 коек, запускается больница № 1, где подготовлено 90 коек», — рассказал Пустоваров.

В горсовете констатируют, что количество больниц и врачей в городе ограничено и «предел этот будет».

Черновцы

О ситуации в Черновцах в свежем интервью Суспільному рассказал врач-анестезиолог Андрей Аносов, который работает в реанимации местной больницы уже 26 лет.

По его словам, сейчас в реанимацию попадают только тяжелые больные, которые уже не могут самостоятельно дышать. При этом за последние месяцы заметно увеличилось количество тяжелобольных молодых пациентов.

«Если весной, как правило, это были пожилые люди со значительными сопутствующими патологиями, то сейчас их меньше, потому что, извините, они уже вымерли. Сейчас есть пациенты до 30 лет. Вот на этой неделе умерла 27-летняя девушка», — рассказал Аносов.

Ситуацию с заполненностью коек в больнице он описал таким примером: «Ночью со среды на четверг вообще была ситуация, когда кровать, на которой умер пациент, фактически оставалась свободной полчаса. Тело умершего еще находилось в отделении, а эту кровать перестелили, обработали и на нее была госпитализирована следующая пациентка», — рассказал Аносов.

90 человек, 6 из них очень тяжелых — реанимационных, 38 — тяжелых. Но в реанимации места нет, поэтому лечим мы. И всего лишь один врач на смене!

Еще 9 ноября сообщалось, о предельной нагрузке на многие больницы Черновцов и области. На тот момент в Черновицкой городской больнице № 3 были заняты 94,6% мест, в Путильской центральной районной больнице — 91,7%, в областной больнице — 91,5%. Городская больница Черновцов № 4 была заполнена на 90,9%, Сторожинецкая и Хотинская центральные районные больницы — на 84%, городская больница № 1 — на 79%. Об этом сообщал местный портал АСС со ссылкой на заместителя директора департамента Здравоохранения Черновицкой ОГА Марию Полищук, пишет ИА АСС.

При этом средние цифры заполненности коек по области (около 70%) не отражают реальной картины в больницах, рассказала Радио Свобода врач-инфекционист Черновицкой областной клинической больницы Ольга Кобевко. Ведь реанимации переполнены, а значит, даже тяжелые пациенты попадают в лучшем случае в обычные отделения.

«В корпусе, где я дежурила сегодня, 90 человек, 6 из них очень тяжелых — реанимационных, 38 — тяжелых. Но в реанимации места нет, поэтому лечим мы. И всего лишь один врач на смене!» — сообщила Кобевко.

Житомир

О ситуации в больницах Житомира свидетельствует резонансная история, которая произошла здесь на днях.

В городской больнице № 1 умерла Ольга Грабар, доцент университета Житомирская политехника. Она была госпитализирована в это медицинское учреждение с COVID-19 и 15 ноября написала о критической ситуации с кислородом в больнице.

«Для людей в реанимации, [больных] ковид-19 уже нет кислорода! Сегодня реанимация работала через раз! А это единственный наш шанс на спасение! Я не знаю, как нам сейчас пережить ночь, а на утро кислорода нет вообще! — писала женщина. — Я сейчас сама тут лежу, кислород отключали за сегодня уже 8 раз! Бедные врачи в реанимации не знают что делать! Спасите!». В этом посте Грабар обратилась к мэру города Сергею Сухомлину с просьбой «вмешаться» и срочно оказать пациентам помощь.

Сам Сухомлин на обращение преподавательницы не отреагировал, однако его заместитель Мария Мисюрова в комментарии под постом Ольги Грабар заявила, что кислорода в больнице достаточно.

«По состоянию на 22.00 15.11.20 кислород есть, все отделения работают», — заверила она.

16 ноября Ольга Грабар умерла — об этом сообщили на сайте университета Житомирская политехника.

Одесса

Одесса вошла в число городов, где по решению Кабмина готовятся разворачивать полевые госпитали (также в Киеве и Краматорске).

Как и во многих других областных центрах, медики здесь рассказывают о близкой к коллапсу ситуации в больницах.

Одна из одесских семейных врачей рассказала на условиях анонимности Обозревателю, что если еще в начале октября в больницу можно было попасть только с серьезным поражением легких и низкой сатурацией, то теперь мест нет даже по знакомству.

«С тестами на дому как повезет, кто-то три-четыре дня ждет, кто-то — десять. Обещали бесплатное КТ больным с подозрением на ковид, по факту этого нет. Места в больницах даже говорить не хочу — опять полная ж*па. А больных валом, каждый день плюс 2−3 новых. Маски по-прежнему для слабаков, одесситы считают», — рассказывает медик.

В городе снова очереди из скорых. Берут уже только тяжелых и с тяжелыми сопутствующими заболеваниями

Катерина Ножевникова, известный одесский волонтер (фонд Корпорация монстров), также подтверждает, что самая большая проблема сейчас — попасть в стационар. «С этим просто катастрофа. Последние пять дней в больницы не берут людей с сатурацией выше 80%. Был случай, когда не приняли человека с сатурацией 60%. А ведь это — уже реанимация! Следующая проблема — нехватка кислорода, в том числе тем, кто выписываются, но остаются кислородозависимыми. Просят концентратор, чтобы долечиться или дождаться стационара», — рассказала Ножевникова.

На своей странице Facebook она также регулярно рассказывает о крайне сложной ситуации в одесских больницах. «Утро началось с сообщений о двух умерших наших подопечных и выдачи трех концентраторов в пользование на дом. [… ] Все это старики. Которых не госпитализировали по разным причинам (нет мест, не транспортабелен, ждет ПЦР)», — написала волонтер 16 ноября. В тот же день, по ее словам, она получила запросы от трех опорных больниц Одессы: не хватает кислорода, средств защиты, расходных материалов.

«Позавчера ночью в одной из опорных больниц врачи кричали врачам скорой „Ну что нам сделать? Нет мест! Что сделать?“. В городе снова очереди из скорых. Берут уже только тяжелых и с тяжелыми сопутствующими заболеваниями. Мобильные бригады для забора материала на ПЦР ждут неделю. Направления на КТ не дают», — резюмировала Ножевникова ситуацию в Одессе.

Редактор: Инна Семенова