Против фейков или свободы слова? Как власть закручивает гайки медиа

Ни для кого не секрет, что коммуникация действующей власти с гражданами существенно хромает. Офиса президента периодически упрекают за коммуникационные промахито названия стран перепутают, то в критический момент отмалчиваются, то «прыгают» на журналистов.

А еще меньше года назад все так хорошо начиналосьновая команда декларировала открытость, президент Зеленский открыл проход на Банковой, а партия «Слуга народа» открыто набирала своих потенциальных депутатов.

Вот только дальше отношения с журналистами не сложились. Сначала был информационный вброс об отставке Богдана с должности председателя ОП, а потоми вообще заявление, что журналисты власти вообще не нужны.

Последние попытки «слуг» упорядочить медиасферу больше напоминают попытки перекрыть украинцам дыхания. Уже несколько недель продолжается обсуждение законопроекта министра культуры Владимира Бородянского «О дезинформации». Он якобы должен бороться с пропагандой России.

Параллельно комитет свободы слова рекомендует парламенту принять другой законопроект«О медиа», одним из авторов которого является бывший генпродюсер телеканала «1+1» Александр Ткаченко.

Инициативы чиновников больше похожи на введение цензуры, которое пытаются оправдать то войной, то плохой работой СМИ. Проблема в том, что эти законопроекты ставят под удар не только журналистов или блоггеров, но и всех украинцев, отбирая у них право на любую приватность, анонимность порою — даже проукраинскую позицию.

Поэтому похоже, что, прикрываясь благими намерениями, со зла или случайно Бородянский-Ткаченко-Зеленский забивают гвозди в гроб свободы слова в Украине. Как именно? Мы разобрались.

Борьба министра культуры

Законопроект Минкульта о дезинформации еще не зарегистрирован в парламенте. Но уже несколько недель выложен на сайте ведомства для всеобщего обсуждения. Общественность – как и положено – уже весьма активно обсуждает документ и преимущественно осуждает его предложения.

Ибо, как оказывается, он не поможет в борьбе с дезинформацией, а, скорее, введет цензуру. А под прицел попадет каждый, кто имеет хоть одну страницу в социальных сетях.

Ідеї Володимира Бородянського викликали спротив медійників

Идеи Владимира Бородянского вызвали сопротивление медийщиков

Почему? В частности, опасными являются такие идеи господина Бородянского:

  • Ни слова о войне. В законопроекте предлагают ввести уголовную ответственность за призывы к агрессии против других государств и, самое главное, – за пропаганду или оправдание применения военной силы.

Иначе говоря, Бородянский готов отправить в тюрьму тех, кто на шестом году войны призывает защищать от врага свою страну. Под прицел, вероятно, попадут публичные военные, волонтеры и украинцы, которым эта война болит. А вот носителям «русского мира» это только будет на руку.

  • Вход по удостоверению личности. И не куда-нибудь, а в Интернет. Конечно, в публикации своих документов в Интернете фантазия Минкульта еще не дошла. Но если законопроект примут, то в соцсетях нужно будет регистрироваться только под собственным именем и фамилией, а также нужно будет указать, как с вами можно связаться. И не важно, что именно вы публикуете на странице – политическую аналитику, котиков или продаете одежду из Турции. Правила игры для всех одни и те же.
  • Доблогерились. Еще больше достанется популярным пользователем интернета. Если ваш аккаунт в социальной сети имеет 5 тысяч подписчиков или его посещает ежедневно более 5 тысяч пользователей, то интернет-провайдер имеет право передавать ваши данные специально созданной лицу – Омбудсмену с информации.

«Сейчас что-то подобное существует, но не потому, что человек популярен, а потому, что на нее заведено уголовное дело. Следователь идет к судье, получает его санкцию, и спрашивает айпи-адрес, – объясняет член правления Интернет Ассоциации Максим Тульев. – Если кто-то имеет больше, чем 5 тысяч подписчиков, и он должен быть как-то идентифицирован, то это будет Советский Союз».

  • Репостіть котиков! Потому что репост новостей, если они окажутся неправдой, угрожать наказанием. Так, ответственность за фейк понесут не только те, кто его запустил, а каждый, кто это распространит. То есть если Алексей Гончарук с официальной страницы на Фейсбуке напишет, что «Укрзализныцю» передают в управление немецкой компании «Deutsche Bahn», то на орехи получит не только глава правительства, а все пользователи, которые привыкли доверять официальным источникам.

Кажется, этой нормой Минкульт хочет всех людей приравнять к журналистам. Но это не совсем так, объясняет аналитик Центра совместных действий Назар Заболотный: «Закон различает всех на две категории: профессиональные журналисты и журналисты. Последними будут блогеры и пользователи соцсетей».

  • Профессиональные журналисты страны – объединяйтесь. Господин Бородянский видит возможность контролировать журналистов путем объединения их в специальную ассоциацию. И если журналист откажется вступать в эту ассоциацию – у него заберут аккредитацию и не позволят постоянно заниматься журналистикой.

«Если ты член ассоциации, ты допускаєшся на мероприятия в органы государственной власти. И если на тебя нападут или против тебя будут возбуждены уголовные производства в отношении дезинформации, то тебя имеет государство дополнительно защищать. А если ты не членто тебя никуда не пустят и государство не будет защищать», – комментирует директор «Детектору медиа» Галина Петренко.

Но несмотря на то, что журналисты уже не очень охотно восприняли идею с ассоциацией, профессиональной журналистике в Украине могут перекрыть дыхание, а пропагандисты вполне могут этим воспользоваться.

  • Репутация под прицелом. Законопроект может стать хорошим оружием для убийства доверия к журналистам. Потому что, по его предложениями, на материал журналиста можно будет пожаловаться уже упомянутом омбудсмену, и тот возьмется проверять материал.

И пока будет длиться проверка, на материале будет стоять пометка красным цветом «проверяется». То есть если материал викриватиме, допустим, сотрудничество какого-то чиновника с российскими спецслужбами, а кто-то пожалуется, на нем будет стоять клеймо недостоверного.

«История с омбудсменом вообще неправильная, – добавляет Галина Петренко. – Какой-то государственный орган, который точно назначается Кабмином, который зависим от власти, мониторит все информпространство Украины, потому что на русский он не может влиять. Уже на этом этапе вопроснасколько способна любая институция определить, что является ложью по любым темам? То есть он будет проводить расследование, будет разбираться и в вопросах нацбезопасности и в коронавірусі?»

Интернет под контролем

Законопроект группы депутатов «О медиа», который уже рекомендован к рассмотрению в парламенте, тоже содержит опасные моменты. На этот раз над документом работала ряд общественных организаций. Однако и в нем есть вещи, которые настораживают.

Локомотивом просування закону про меді виступає Олександр Ткаченко

Локомотивом продвижения закона о меде выступает Александр Ткаченко

В частности, закон предусматривает регистрацию всех интернет-СМИ. Но будет регулировать онлайн-платформы Национальная рада по вопросам телевидения и радиовещания.

«Формирование этого органа далекое от того, чтобы его называть независимым. Там 8 членов, половину назначает парламент, половинупрезидент. В условиях парламентской монобільшості можно говорить, что все 100% назначает президент. И такому органу хотят отдать право регулировать все медиа, включая блогерами. Пока Нацсовет не имеет организационной способности это делать. Но, если будет такой закон, то этот орган может его применять выборочно просто до отдельных игроков», – предостерегает Галина Петренко.

И хоть один из авторов законопроекта Никита Потураев убеждал, что закон не коснется частных лиц, и все же под его удар попадут некоторые блогеры. Регулятор сможет наказывать их за грубые нарушения штрафом или блокировкой.

«Невозможно надежно заблокировать доступ к порталу с новостями или какого-то блогера, – добавляет Максим Тульев. – Кто желает получить доступполучит. Но от этого интернет будет более медленным и менее надежным. То есть эта система не решит того, что от не требуют, но слоганов интернет».

Еще одна угроза законопроекта – отпугивания от украинского рынка крупных онлайн-платформ, как YouTube или Netflix. Авторы законопроекта хотят обложить налогом этих игроков на украинском рынке – и это справедливо. Ведь значительная часть украинцев пользуется этими платформами. Однако депутаты хотят обязать их платить 20%. Подобные налоги существуют в России (18%), Беларуси (20%), Бангладеш (15%), Южной Кореи (10%) и еще более чем десятку мировых государств.

Также в Украине хотят обязать регистрироваться все зарубежные платформы. Никита Потураев уже угрожал заблокировать крупных игроков, если они не будут соблюдать нормы еще не принятого закона. Впрочем, скорее, они сами захотят покинуть украинский рынок.

Делают они, страдаем мы?

Вполне вероятно, что за двумя законопроектами стоят правильные и важные идеи. Но, к большому сожалению, так они не сработают.

«Невозможно регулировать то, чем ежедневно пользуется 70% граждан, потому что на каждых нескольких корреспондентов нужен будет один контролирующий, – говорит Назар Заболотный. – Тем более, это будет регулирование постфактум. Информация сначала распространится, а лишь потом государство отреагирует».

И это действительно так. Попытка установить тотальный контроль над интернетом разве что приблизит нас к России или других тоталитарных стран, но не даст желаемых результатов. Любые блокировки в Интернете можно обойти с помощью специальных программ. А запретный плод только вызывает искушение, а не сознательное желание от него отказаться. Хоть статистика пользования российскими соцсетями после запрета существенно упала, украинцы все равно обходят запрет через возможности Интернета.

Еще опаснее – попытка закрыть рот украинским журналистам.

Просто представьте, что украинские журналисты массово не вступили в профессиональную ассоциацию или доверие к ним знищилася проверками уполномоченного по информации. Даже если это подействует и на пророссийские издания в Украине, не стоит забывать о влиянии российских каналов. Они свободно попадают в украинских экранов через спутниковое телевидение и Интернет и сейчас. Но если в Украине не будет альтернативы, то войну на информационном фронте мы проигрываем быстро.

Нужно ли на самом деле закручивать гайки украинцам для того, чтобы разобраться в хаосе среди украинских медиа? Вряд ли.

Что можно сделать?

О необходимости регулировать медиа и противодействие российской пропаганде речь идет уже много лет. Конечно, для этого нужно и ужесточать законодательство. Но это точно не должно происходить путем цензуры.

Как можно помочь российскому влиятельные сейчас?

Во-первых, власть сама должна позаботиться о собственной коммуникацию. Если над ляпами с переплутуванням стран еще можно посмеяться и в конце концов – простить, то есть вещи, которые для Офиса президента недопустимы. Игра в молчанку в критические моменты не только раздражает но и дает достаточно пространства для рождения фейков. Достаточно вспомнить отмалчивания после сбития иранскими силами самолета МАУ.

Во-вторых, эксперты советуют властям вести переговоры с социальными сетями. Мол, они – как самостоятельные страны, и с ними тоже надо договариваться.

«Нужно договариваться с социальными сетями о том, чтобы они принимали определенные национальные или интернациональные правила реагирования на какой-то контент. После того, как во Франции террорист во время службы убил священника и выложил это в социальные сети, а социальные сети на тот момент не имели политик по тому, как реагировать, это вызвало чрезвычайное возмущение и давление со стороны французских властей. И они добились определенных ограничений для социальных сетей», – убеждает Галина Петренко.

В-третьих, как оказалось, в нашем законодательстве немало норм, которыми уже можно обороняться против фейков. Только они несправедливо редко используются против СМИ или пользователей соцсетей, которые распространяют пропаганду.

«В уголовном законодательстве написано, что ложное сообщение, которое создает общественную опасность, карается законом санкцией. Умный адвокат и умный прокурор может этим воспользоваться. Более ста судебных разбирательств было по поводу призывов к насильственному изменению конституционного строя Украины», – подтверждает бывший заместитель министра информполитики Дмитрий Золотухин.

Конечно, совершенствование законов должно происходить. Так же, как, например, развитие критического мышления у граждан.

Прежде всего власть должна своевременно общаться со своими гражданами и реагировать на запросы общества.

С другой же стороныв Украине действительно работают пропагандистские медиа. Поэтому борьба должна быть направлена именно на них. И в то время, когда Украина защищается от агрессии России, их уместно закрывать.

Но в такой борьбе под удар могут попадать журналисты или пользователи соцсетей, которые критикуют власть. К сожалению, пока что инструменты борьбы, которые придумывают в «Слуге народа» рискуют стать опасными именно для последних.

Надежда Сухая, Центр совместных действий, для УП

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *